«Записки о художниках. Сергей Петухов»

Мы не раз убеждались, что история мировой живописи изобилует фамилиями, представляющими целые династии художников. Итальянские, немецкие, французские, русские – все они на протяжении десятилетий создавали творческое наследие своих стран. Каждое имя становилось знаковым в мире искусства во многом потому, что транслировало в мир традиции своей малой родины, будь то провинция, область, город или небольшая деревушка. Став маленьким кусочкам мозаики, творчество этих людей дополняло общую картину живописи не только их большой родины, но и живописи мировой.

Дальневосточная земля с её колоритом народного и урбанистического творчества по праву считается одним из самых ярких и необычных кусочков в творческой мозаике русской земли. Особенно отрадно понимать, что и здесь есть свои творческие династии, укрепляющие традиции дальневосточной художественной школы.

Сергей Иванович Петухов (1953-2007) был сыном выдающегося дальневосточного художника Ивана Сергеевича Петухова (1922-1993). Их причудливое смешение имени и отчества не раз будет вызывать путаницу у людей, которые в первый раз обратились к их творчеству. Однако на этом фоне ещё больше видна разница между стилями и подходами двух мастеров живописи к своим полотнам. За тем, что обычно принято называть сухим словом «манера» кроется целое мировоззрение. У Сергея Ивановича оно было несколько не классическим в том понимании, которое касается создания образов на полотне, по-детски наивных, но по-взрослому основательных. Его мазки уверенные и различимые, но образы при этом словно иллюстрируют невидимую грань бытия, те вечные философские вопросы, которые веками задаёт себе человек. Яркие, насыщенные тона несколько приближают работы Сергея Ивановича к поставангарду, но тут сразу стоит сделать поправку, что ощущение это поверхностное, исключительно ассоциативное, потому что реальность на его работах не отвергается, а обретает свойства магического и гармоничного сверхпространства.

В ДВХМ хранится картина Сергея Ивановича, посвящённая теме Великой Отечественной войны, «После боя». Работа считается незаконченной. Сохраняя свой творческий метод, художник старается отойти от натурализма смерти, раскрывая жизнь в деталях, какой стала цветущая прямо на поле боя черёмуха. Но, отдавая должное тем страшным дням, Сергей Иванович размещает на переднем плане погибших бойцов, исполняя их тела в зелёных, «мёртвых» тонах, что даже может несколько оттолкнуть зрителя. Юная девушка-санитарка и солдат, убитые в бою, лежат на склоне, помещённом художником в тень. Но впереди, в композиционном центре работы, под чёрным дымом боя, проглядывается кусочек голубого неба, как знак грядущей победы, к которой народ нашей многонациональной родины пришёл именно так – сквозь смерть, дым и растерзанную юность.