"Память сердца"

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ РОССИЙСКИХ ХУДОЖНИКОВ

Живопись, рисунок, печатная графика, плакат, скульптура, ДПИ из фондов Дальневосточного художественного музея

75 лет Великой Победы отделяют нас от Великой Отечественной войны (1941–1945). Но время не снижает интереса к этой теме, обращая внимание сегодняшнего поколения к далёким фронтовым годам, к истокам подвига и мужества советского солдата – героя, освободителя, гуманиста. Много произведений в сферах литературы, кино, театра, рассказывающих о событиях тех лет, создано за эти годы. Свой вклад в создание военной летописи внесли и художники. Сегодня произведения российских мастеров изобразительных искусств, созданные на войне и о войне трудно переоценить. Поэтому виртуальную выставку из фондов Дальневосточного художественного музея следует рассматривать как ещё один шаг на пути к пониманию истинной истории Второй мировой войны, к выявлению реальной картины минувших событий, к объективной оценке подвига советских людей на фронтах войны и в тылу.

Выставка знакомит зрителя с более, чем 80 музейными экспонатами – произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, оригинальной и печатной графики, созданными российскими художниками, как в годы войны, так и много позже – во второй половине ХХ столетия, в эпоху осмысления трагических уроков Истории.

Среди них – меткие, поражающие острой наблюдательностью документальные зарисовки, сделанные на передовой и в тылу (С. Рянгина «Воздушная тревога», 1942 г. ; В. Бибиков «Фронтовые зарисовки», 1942 г. ); призывные, разящие верным словом и точно найденным образом агитационные плакаты и антифашистские карикатуры (Л. Дешко «Последние новости», 1941 г. ; В. Павчинский «Фашизм – лютый враг человечества», 1941 г. ); характерные портреты рядовых бойцов и полковых командиров (С. Боим «Пулемётчик», рисунок 1943 года ; М. Рудаков «Девушка со снарядом» , «Артиллерист перед боем» , «Артиллеристы» , все 1979 г.).

Многие графические произведения, которые зрители видят на экранах своих мониторов, особенно ценны тем, что выполнены они не в тишине академической мастерской, а непосредственно на месте происходивших событий, по неостывшим еще впечатлениям. Именно такой строгой документальностью отличается захватывающая своей динамикой работа художника А. Лаптева «Кавалерийская атака», 1942 года ; оперативно, по «горячим следам» выполненная в 1941 году живописная зарисовка А. Лабаса «Во время воздушной тревоги» , а также подлинная классика батального жанра, предстающая перед зрителями в акварели П. Соколова-Скаля «Рейд генерала Доватора», 1941 год .

Несмотря на всю строгость военной темы, некоторые экспонируемые на выставке произведения имеют своеобразное, романтическое звучание как, например, живописные холсты «Васильки» И. С. Петухова  и «Вести с фронта» Н. Н. Ватолиной  или скульптура «Медсестра» Л. Н. Квелидзе .

Прекрасным образцом живописи эпохи военного времени можно назвать полотно Нины Николаевны Ватолиной «Вести с фронта» . Нина Ватолина, ученица Александра Дейнеки и Георгия Ряжского, уже в первые дни Великой Отечественной войны, совместно с художников Николаем Денисовым, создала широко известный плакат «Не болтай!» (1941), отпечатанный миллионными тиражами. В 1943 году Нина Ватолина написала картину «Вести с фронта».

Произведение было создано весьма своевременно. Война была в самом разгаре. Шли жестокие сражения с оккупантами. А в тылу жены и матери ждали любой весточки от фронтовика, гадали, жив ли, не ранен. На каждого встречного солдата смотрели с тайной надеждой: а вдруг, да и принес он весточку от родного человека. Такой именно момент и запечатлела художница на своей картине. В небогато обставленную квартиру пришло письмо с фронта. Жена читает его вслух, и ее голос слушают с неотрывным вниманием и бабушка, которая держит на коленях уснувшего ребенка, и дочка, и мужчина, видимо приехавший с фронта на лечение, а, может быть и сыгравший роль почтальона.

Конечно же, в те военные годы картина Ватолиной нашла отклик в душах тысяч советских людей. Художнику максимально реалистично удалось передать всю ту радость, связанную с получением долгожданной весточки с фронта от близкого человека. Ватолина также делает акцент на теплоте семейных взаимоотношений, на людях, которых сплотили переживания за жизнь своих отцов и братьев, сражающихся за них на войне. Картина также впечатляет своей реалистичностью и четким изображением деталей.

Ватолина Н.Н. Вести с фронта

На выставке можно увидеть большой ряд произведений дальневосточных авторов, многие из которых были участниками Великой Отечественной войны – И. С. Петухов , А. В. Шишкин , В.  Г. Зуенко , Д. С. Шофман , Н. П. Долбилкин , И. А. Горбунов, В. Е. Кайдалов , А. П. Смелов .

Заняв своё место в первых рядах борьбы с «коричневой чумой», наши земляки-художники честно выполнили свою гражданскую и человеческую миссию. Часть из них ушла на передовую, другие – в отряды партизан и ополчение. Между боями они выпускали карикатуры, газеты и плакаты. Но и в тылу вчерашние живописцы, графики, скульпторы также становились бойцами, но бойцами «третьего фронта». Создавая наглядную агитацию, пропагандируя идеи мира, устраивая выставки, воздействуя на сознание и чувства людей, призывая их к сопротивлению фашизму, художники превратили искусство в оружие против врага – не менее опасное, чем настоящее.

Дни войны требовали от искусства агитационной силы и публицистической активности, быстроты реакции и необходимости массовых форм художественного обращения к народу. Все это было подвластно плакату. Художники Хабаровска, как и мастера Москвы и Ленинграда, создали огромное количество тиражных плакатов для Дальиздата и сотни рукотворных острых антивоенных сатирических рисунков.

Подобно московским «Окнам ТАСС» хабаровские серии плакатов «Удар по врагу»  стали мощным пропагандистским оружием. Создаваемые вручную – нанесением красок на бумагу через трафарет – в яркой, броской цветовой гамме они мгновенно откликались на все важнейшие военные и политические события. Плакаты хабаровских авторов представляли собой остроумные хлёсткие репортажи со всех фронтов, политические эпиграммы на Гитлера и его окружение. По манере многие из них восходили к жанру карикатуры, стиль которой был отточен ещё в среде дальневосточных футуристов в годы гражданской войны и интервенции на Дальнем Востоке. Теперь же, главной была мысль об отпоре врагу, и она должна была быть выражена суровым, лаконичным изобразительным языком, вне зависимости от творческих пристрастий и манеры письма таких ярких мастеров какими были Николай Баскаков, Василий Высоцкий, Иннокентий Горбунов, Леонид Дешко, Иван Ёлкин, Владимир Кайдалов, Михаил Козелл, Василий Слепченко, Николай Туркин, Алексей Шишкин, Георгий Цивилёв, Даниил Шофман.

Во многих агитационных листах большую роль играли литературные тексты, которые создавали хабаровские журналисты, поэты и писатели – Пётр Комаров, Вадим Павчинский, Дмитрий Нагишкин , Сергей Феоктистов.

Один из фрагментов виртуальной выставки, заслуживающий особого внимания, – экспозиция подлинных свидетельств тех лет, фронтовых рисунков художника Смелова, повествующих о Маньчжурском походе в августе – сентябре 1945-го, завершившимся разгромом Квантунской армии, уничтожением последнего очага милитаризма на Востоке и окончанием Второй мировой войны .

Боец 2-го Дальневосточного Фронта, талантливый рисовальщик Александр Павлович Смелов не расставался со своим походным альбомом: точно фиксировал события тех дней, боев, пожаров и разрушений, делая зарисовки, набрасывая эскизы будущих картин. Иногда его рисунки изображают трогательные сцены: фронтовой быт, лица мирных жителей, пейзажи освобожденных китайских городов и посёлков, сияющие краски ранней осени, неяркое солнце, голубые горы на горизонте. Но чаще это печальные лики войны – разрушенный японцами дом в Цзямусах, сожженный городок, руины крепости, изувеченный артобстрелами восточный храм, обгорелые закопченные коробки домов, город, с изуродованными деревьями и дорогами, перепаханными бомбежками. Рассматривая фронтовые рисунки и акварели Александра Смелова, созданные в Манчжурии, мы отдаем дань памяти солдатам, командирам и фронтовым художникам, прошедшим финальный, завершающий этап войны на Восточном фронте.

«Опалённые вёсны», «Зоя», «Павший солдат», «Реквием» – все эти произведения разных авторов посвящены памяти погибших во времена Великой Отечественной войны. Другие работы – «Возвращение», «Васильки», «Наши в Берлине» воспевают патриотизм советских людей. Но какой бы аспект «военной» темы не раскрывал каждый из авторов, цель своего творчества любой мастер определял так: «неприятие зла», «руководствуясь добром».

Ветеран войны художник Иван Петухов написал в высшей степени гуманистическое полотно «Васильки» . Прошедший рядом с другими солдатами длинные и тяжелые дороги войны, он понимал, что война – это тяжелый каждодневный труд, особые условия жизни тысяч и тысяч людей, многое меняющие в них – поведение, привычки, даже выражение глаз и походку.

Вместе с тем в военном образе жизни, как бы ни был он своеобразен, человек может ярче проявиться в своих основных качествах, о чем он и рассказывает в своей картине. Для его сына Сергея Петухова особенно близка тема огромных людских потерь, которые война принесла многим семьям. Поэтому он создал картину «Опалённые вёсны», которую посвятил своему отцу, всем воинам и солдатам, защищавшим страну, павшим и живым.

Особый смысл содержанию изобразительного ряда выставки придают современные произведения, посвящённые памяти погибших. Среди них произведения знаковых мастеров ХХ столетия Эрнеста Неизвестного и Вадима Сидура. В биографиях этих мастеров много общего: юными ушли на фронт, получили тяжёлые раны и контузии, каждый выбрал свой новаторский художественный язык, чтобы поведать людям об ужасах войны, создать изобразительный реквием памяти павших и предостеречь мир от новой агрессии. Скульптурная композиция Э. Неизвестного , выполненная им в 1990 году, так же, как и произведения В. Сидура – скульптура «Формула скорби» 1971 года  и графический лист «Крик ужаса» , созданный в 1974 году – это символические обозначения трагедии войны, воплощенные в непрерывном, скорбном крике по всем погибшим, по всем искалеченным в мясорубке человеческой бойни. Произведения обоих художников прославляют не воинскую доблесть, а обнажают уродливую сущность военной агрессии.

И всё же, независимый, свободный от клише изобразительный язык Вадима Сидура и Эрнеста Неизвестного, художников-нонконформистов, в 1950-е годы вызывал непонимание у лидеров советской власти. И это несмотря на то, что Э. И. Неизвестный ещё в начале 1950-х годов создал серию скульптур «Война — это…», полную обличительного антивоенного пафоса, а скульптуры Вадима Сидура уже в те годы получили признание в Германии, США, Австралии, украсив собой зарубежные парки и мемориалы.

И только время рубежа 80-х–90-х годов ХХ века вновь открыло для тысяч россиян имена этих художников. Сегодня оба мастера хорошо известны как в России, так и за её пределами. Скульптуры Вадима Сидура, художника-пацифиста, поэта, «советского Генри Мура», как его в 70-е годы называли западные журналисты, установлены во многих городах Европы. Скульптурные композиции Эрнста Неизвестного так же можно увидеть на многих континентах, в музеях и под открытым небом. В своих изобразительных рассказах о войне, каждый из них выбрал язык независимого повествования и выражения чувств, свободный от стандартов, лишённый официальности и регламентированности. В течение всей своей жизни оба художника не прекращали создавать поразительной силы образы, призывающие к миру.

Восприятие войны как общечеловеческой трагедии – это общая основа содержания произведений многих мастеров последней трети ХХ века отечественного искусства, тяготеющих к метафоричности, символике форм и цвета. Здесь особенно интересен ряд произведений – живопись Николая Вечтомова, фронтовика, легенды московского андеграунда; ленинградца Льва Солодкова, создателя уникальной авторской керамики и графическая сюита «Реквием» Георгия Ратнера. Каждый из них создал своё экспрессивное повествование обо всех, кто безвременно ушел из жизни в 1940-е годы.

Произведения фронтовика-танкиста Николая Вечтомова на тему войны часто напоминают некие живописно-графические формулы, как, например, его работа «Старые месяцы». Кажется, что все детали и цветовые пятна композиции «месяцев» соединяются художником в сильном чувстве и, быть может, даже в очень глубоком раздумье. Его «новые формы» – это действительно попытки души автора выразить себя. В целом живопись Вечтомова всегда отличается пронзительностью цвета, столкновением яркого оранжевого, яркого красного или желтого, ярким у художника получается даже любимый им антрацитовый черный. Эти знаменитые цветовые контрасты Вечтомов принес в свою живопись как военное воспоминание: это вспышки взрывов – продукт драматического сюрреализма войны, жестокость и рукотворность которого непостижима для человеческой психики.

 

Признанный мастер авторской керамики, заслуженный художник РФ, лауреат многих конкурсов, получивший награды в нашей стране и за рубежом, старейший ленинградский художник-прикладник Лев Солодков в своих керамических композициях обращается напрямую к эстетическому инстинкту зрителя.

Частым лейтмотивом его творчества является образ «древа жизни». Вот и сейчас в произведении «Сохраним мир на земле» рассказ Солодкова о войне ведётся на языке аллегорий, скрытых автором в серии керамических объектов.

Следуя за автором, зритель видит, как свидетельства войны – обломки искореженных, обугленных, мертвых предметов превращаются в стройные светящиеся формы, имеющие эффекты нежнейшего сфумато.

Через трансформацию образа «древа жизни» автор ведёт зрителей из тьмы войны и хаоса к свету, к возрождению и гармонии. Так на языке керамики автору удаётся выразить сложные философские понятия.

Ученика Александра Дейнеки, художника-графика Георгия Ратнера называли поэтом черно-белых импровизаций. Высокий уровень мастерства, умение в пространстве бумажного листа емко передать глубокое содержание, позволяет считать произведения этого мастера замечательными образцами графической культуры конца ХХ столетия. Серия «Реквием» посвящена памяти всех павших на полях сражений, замученных в лагерях смерти, погибших в тылу, потерявших родных и близких в этой страшной войне. В этой серии словно сливаются голоса жертв войны с голосом самого художника. Именно поэтому листы серии «Реквием» имеют почти симфоническое звучание. Художник не стремится внести сюжетность в свою графику, но сохраняет в ней знаки – приметы человеческой трагедии – силуэты лагерных вышек, фрагменты руин, обрывки колючей проволоки. Страшная реальность военного времени в листах Ратнера выражается посредством символов. В серии «Реквием» материальный мир агрессии и разрушений художник Ратнер противопоставляет миру духовному, миру надежд и веры людей в победу над злом.

Произведения о Великой Отечественной войне и сегодня полны патриотического звучания, они поэтизируют служение Родине, утверждают красоту и величие общечеловеческих моральных ценностей.

Именно поэтому российские музеи, в ряду которых и Дальневосточный художественный музей, в своей выставочной практике вновь и вновь возвращаются к произведениям, составившим золотой фонд отечественного изобразительного искусства о Великой Отечественной войне.